Онежский п-ов 2007 (испытание временем) - Повесть наших Приключений - ВОЛОГДА 4x4
Не нашли что искали? СПРОСИТЕ!
Страницы: 1
Borodawwmc35
Гуру автомобилистов
Откуда: Вологда
Два дня я смотрю в пустую страницу и думаю как начать рассказ и нужно ли это вообще делать.
   Еще сидя на песочке в Летней Золотице мы с ребятами обсуждали эту тему и всю деликатность, я бы сказал, момента. Весь поход получился абсолютно не таким, каким мы его себе представляли и к чему готовились. Та информация по онежскому п-ову, что валяется( именно валяется), в нете, для мотоциклеров пользы не имеет. Все джиперские геройские вылазки, с постройкой мостов из вековых деревьев и выворачиванием их с корнем  лебедками, вызывали только праведное негодование и не подходили. Даже отчет Ивана Ксенофонтова о поездке на пневматиках 2002года, не давал нам от чего оттолкнуться. Хоть они и проходимые дюже и даже плавают,  им все-таки нужны три колеи, а значит все их мытарства, с нашими не будут иметь ничего общего. Мы не можем ехать тем же треком. Все это понимали, да и 5 лет прошло, многое могло измениться.
Более или менее какую ясность внес мой друг по работе Илья Владимирович, служивший в Летнем наволоке в1972 году, он же и внушил своими рассказами о не обыкновенной красоте тех мест, что ехать туда нужно, а бояться не нужно. Очень точно отметил менталитет поморов и весь склад их жизни и понимания времени, а оно все сплошь зависит от луны, т.е. от приливов и отливов. О дорогах ( об их отсутствии при полной воде и присутствии при малой).
Кое что почерпнули из альманаха «Соловецкое море»,» О путешествии на «Голгофе» с Анзерскими монахами по побережью Онежского п-ва». (Кто тогда мог подумать как мы с этим переплетемся позже!)
  Еще очень помог отчет2006г. пешего туриста из Питера. По тем фоткам и четкому описанию стало ясно, что дороги там все-таки для мотоциклов есть – это их тропинки. Оставалось решить в каком направлении нам начать движение. Ехать по часовой, как Ксенофонтов и сотоварищи, мы не решились. Везти на себе запасы провизии и топлива сразу же (по описаниям) в оффере не резон, к тому же в конце пути сидеть на берегу заячьего мыса в Унской губе и ждать что будет раньше: или море пересохнет навсегда или нас кто-то заметит с Пертоминска, как-то не не хотелось. Значит едем против часовой, переправляемся и дальше как Бог даст.
  Уже за несколько дней до старта Сергей, он же Навигатор из Рыбинска, подсуетил нам хороших карт полуострова (не зря его так называют), но главное, он нам поведал, что от Северодвинска до Пертоминска на прямик не проехать, потому как на пути стоит кордон, что охраняет дюжей секретности ракетную базу с ядреными боеголовками. Видимо от своих, потому как потенциальный противник, америкосы, ходят там как у себя дома.  В маршрут добавился крюк почитай в 80км. И вот эти 80км, на тот момент не учтенных, и сыграют свою роль.
Вот уж воистину: хочешь насмешить Бога – расскажи ему о своих планах. Мы подготовились, как нам казалось к любым передрягам, запаслись всем для себя и мотоциклов на 10 дней автономки и тронулись в путь. Однако главное испытание, которое нам предстояло преодолеть и которое не входило в расчеты, началось с первого же дня, как мы ступили на маршрут.
Это – испытание временем.  За не полных 12 дней мы проехали чуть больше 100км. И не потому, что у нас что-то ломалось или Ангел Хранитель о нас позабыл, напротив, он ни на секунду нас не покидал, а потому, что по-другому никак!
Однако обо всем по порядку…

  В назначенный день в Вологду из Москвы приехали Костик на Дюбеле и его спутница Женя на Дигре, полностью увязанные, с запасом сухарей и тушенки, ну и  прочего нужного. Перекурили и дальше уже со мной, тоже на увязанном Дюбеле, поехали в Вельск к Длинному ночевать.
Вовик встретил, как обычно баней и Вельским живым пивком. На такое дело пришел, под предлогом помыться, народ поглядеть, из соседних домов. Весело и матерно комментировал происходящее и сошелся на том, что всем тут  не мешало бы подлечиться.
Чтоб не оставлять на утро, разлили по канистрам 40 литров бензина. По 18 плюсом взяли на себя дюбели, остальное распихали в дигру. С полными баками на каждого получалось по 30л, где-то на 450км.

Весь следующий день мы тупо гнали по асфальту как можно дальше.
В Архангельске позабавила стела на въезде, в виде корабля. Кораблик весь издолбан и усыпан стеклом, т.к. молодожены хреначат по нему бутылями с шампанским от всей души, иначе  счастья не видать.
В Северодвинске докупили провизии и заправились под пробки. Все, дальше только на том что с собой.
В лесу по середь трассы Северодвинск-Онега встали на ночлег. Сотовые замолчали и были выключены. Обживаемся.
  На севере в этом году целыми неделями поливали дожди, из-за чего в многочисленных лужах наплодились всех видов кровососы и они нас долбили как могли. Карандаш «Москитол», из заявленного изготовителем четко выполнял лишь одно: приятно увлажнял кожу и все, правда если намазать его толстым слоем, то к нему прилипал гнус. Прочитав, что производитель московский, чуть не забросил  его в кусты, да мусорить не стал, оставил.   
   Бронебойную ДЭТу, от которой шарахались все заныкали на какое-нибудь ЧП.
Ну, вот мы и в походе, о котором зимой часами болтали по телефону и водили пальцами по картам в Москве и Вологде одновременно. Свершилось. Над нами северное небо и тучи комаров, а завтра все и начнется.

С утра не скорые сборы (вещи еще не сразу находили свои места) и в путь. Через 20км повернули на Пертоминск. Позже на развилке долго привязывались к генштабовской карте. Поняли, что дорога теперь идет чуть по-другому и повернули влево.
На встречу нам несся «Запорожец», остановили. Бодренькие такие старичок с бабулькой охотно поведали нам, что мы едем в Луду, а отнюдь не в Пертоминск, и правильно, в общем-то, делаем, потому как паром, что ходит 2 раза в неделю через Унскую губу, заходит и сюда. Осталось узнать по каким дням. Этого они не знали. Ладно, разберемся на месте. Простились, дальше едем.
Дорога привела в поселок, перемахнула по мосту реку Уну и ткнулась в здоровенную спутниковую тарелку, с телефоном под ней, где мы и спешились.
Через пару минут мы уже знали, что паром ходит по средам и пятницам, а сегодня еще и спецрейс. Баржа уже вышла из Яренги и чапает в нашу сторону. Вот так сюрприз! Мы срезали не мало км. водным путем, экономя бензин, да и время.
В местном магазине прикупили перекусить и поехали на причал ждать. По расчетам не меньше пяти часов.
  Два причала в устье реки на разных уровнях, на большую и малую воду, деревянные.  Сейчас как раз была большая, но уже сходила, т.к. течение в реке медленно ускорялось. Солнце грело, решили позагорать.
  Когда вода отошла где-то на половину из домов на берегу народ стал выходить с ведрами за водой. По реке в залив ушли моторки.  Потом две тетки и мужик притащили лодку и отвеслались на другой берег за морошкой. Лодку бросили так.
  Коровы, что паслись или лежали на другом берегу тоже поднялись и всем стадом поперли в брод на наш берег . Где-то выше по течению пищала купающаяся детвора. Потом снова тишина.
  Около трех часов дня течение остановилось, вода повернула и стала прибывать. Теперь мы знаем полный цикл, следующий лишь сдвинется на 40 минут.
  За это время мы исследовали все в округе и не раз перекусили. По очереди выходили поглядеть, не видно ль нашу баржу  и снова ложились на доски причала.
Когда вода  поднялась до половины, вернулись ягодники с полными ведрами, переправились и с лодкой вместе исчезли. Следом зашли в реку моторки. Все как по расписанию.
  Приезжала местная молодежь, интересовались куда это нас понесло, по слогам читали названия мотоциклов. Позже убеждали, что спецрейс стоит 6 тыщ рублей и предлагали услуги за пол-цены. Но потеряли к нам интерес, когда мы блеснули знанием прейскуранта (настоящая цена была 350р), к тому же в вдалеке показалась  белая надстройка какой-то посудины.
  Через полчаса маленькая баржа плоскодонка лихо влетела в устье, с пятого раза пришвартовалась к нижнему  причалу, вывалила на берег «буханку» с поддатыми пассажирами и приняла на борт нас. Скорехонько обилетив, с берега нам отдали концы (пардон) в зад и вот мы уже в Унской губе  газуем по вешкам и навигатору. Вода еще прибывала нам на встречу, плюс встречный же ветер. За те почти 4 часа перехода капитан и его помощник очень много нам порассказали полезного о предстоящей дороге, чего ждать и где лучше ехать. Но все опять сходилось на отливе. Из-за большого количества дождей потекли все ручьи и речки, коих в это время и быть-то не должно. По большой воде они превращались в не преодолимые броды. К тому же воды столько, что даже песок не может  ее впитать. Ну и кровососы наплодились без меры.
  Медведей, которых из-за присвоения нац.парка полуострову, тоже наплодилось без меры, убедили не бояться, а попросту при встрече игнорировать. Чтож, попробуем.
  Долго ли коротко ли, но баржа с размаху ткнулась в берег заячьего мыса, вытряхнула нас и приняла на грудь ЗИЛ-131. Из ЗИЛа крикнули на прощание, чтоб мы не попали под вездеход, что  валит к нам на встречу по лесу и были осторожней.
  Баржа отчалила, попутно взяла на буксир деревянный баркасик и свистнув нам на прощанье ушла в Пертоминск, а мы, махнув в ответ и  тут же облепленные тучами комаров, поехали своей дорогой.   
  Где-то 10км мы с переменным успехом бились с песчаными колеями, валялись, останавливались, дожидались Женю, она статично ехала свои 18 км/ч на первой передаче и на отрез отказывалась затусоваться в серединке между мной и Костиком. Примеривались на ночелег к разным полянам, но все не нравилось.
  На встречу пронесся на «Туле» с широкими шинами и такими же глазами от удивления парень, что даже не остановился. Может это вездеход был? Других не встречали.
   Переехав по мосту какую-то речку решили вставать на ночь. Сквозь лес видна была дюна, за ней по звуку прибоя море. Окрыленные успехом дня по тропинке дунули вдоль речки, как нам казалось к выпадку, но на поверку река повернула нас вдоль дюны и направила назад на заячий мыс! Нафиг.
  Вернулись к дороге и поставили лагерь. Пока Женя готовила мы с Костиком поменяли звезды на более короткие и залили по канистре бензина в баки.
Позже пошли на дюну, поднялись и вот он, дядька Беломор! Берег очень своеобразный и ни на что не похожий. Ладожские дюны детские песочницы, по сравнению с Беломорскими. Между дюной и самим морем тут еще поместился заросший уже мхом  и низенькими сосенками перелесок. Вся ширина берега, пожалуй с полкилометра будет. Дошли таки до воды, полапали, испробовали на вкус, сплюнули – точно море, не обманули. Ура, можно спать ложиться.
  На обратном пути обнаружили, что не мы одни тут любуемся, рядом с нашими следами уже вились следы медведицы и двух ее отпрысков. Чуть не галопом нарезали к палаткам спасать съестное. Слава Богу они ничего не натворили и видимо прошли мимо. Костя тут же выдал нам боеприпасы,- сигнальные огни, и заставил прочитать инструкцию, убедившись, что мы её еще и запомнили, разрешил отход ко сну.

Проснулись, собрались – едем дальше.
  Маленькие ведущие звезды сразу же облегчили нам жизнь и поставили все на свои места.
Дорога какое-то время петляла лесом, пока не врезала дюну в лоб, перевалила и разбежалась сеткой по берегу.  Все собрались, полюбовались открытыми видами, какое-то время, но ветер, что дул в сторону моря накатил на нас из леса полчища душегубов-комаров, заставляя  двигаться. Надо наверное объяснить чем местные комары удивительны: видимо из-за среды обитания и бешеной конкуренции они изловчаются сначала втыкать свой хобот, а потом уже искать место для парковки, выполняя какие-то чудеса эквилибристики. Спасало только движение, я с ужасом думал о том каково же приходится пешечникам в этих местах!
  Через пару километров все дорожки собрали нас на одну, которая еще чуть прошла по сузившемуся метров до десяти берегу, затем, у рыбацкой избы круто нырнула в море, где и растворилась,… Здравствуй няша, вот и мы.
  Отлив уже начался и обнажил кусочек еще сырого песка в метра три. Нам хотелось по дольше оттянуть встречу с едким морским рассолом, но все знали на что шли, потому съехали на эту наклоненную соленую полоску и практически на одних боковых шашках продолжили путь. Мотики срезало, но абы как ехалось, иногда скидывало в воду заднее колесо. Однако море отступало, расширяя нам путь и место для маневра. Снова появилась дорога, вернее заезд в берег и через, наверное километр показалась Яреньга – первый поселок на нашем пути.
  Только мы остановились, к нам тут же подбежал парнишка, узнать не нужна ли помощь какая, немножко с нами поговорил и сославшись, что ему нужно сенокосить, опять убежал. Вместо него, поднырнув под забор подошел взрослый дядька, такой моряцкой, широкой походкой, выделяя одно плече выше другого, на котором в былые времена бывал накинут бушлат, в белой и чистой фуражке с якорем закинутой на затылок.
  Поговорили. Узнали, что до следующего поселка Лопшенга (где к слову можно купить хлеб) идет лесом дорога с мостами через речки, но тоже вся песчаная, а дальше дорога кончается. Предупредил, что хапнем мы горя на камнях, хотя вояки на Уралах там проходят по малой воде.
Простились, проехали поселок и с двумя остановками по пути, чтоб всем собраться за пару часов добрались до Лопшеньги.
На въезде тарахтел дизель-генератор, напротив что-то свежее строилось. Дорога превратилась в улицу, по бокам которой стояли очень ухоженные дома с такими же ухоженными палисадниками. Ровные заборы и крашеные, как и сами дома с белыми наличниками. В огородах копошатся старички, на дороге резвятся внуки. Праздного люда нет и в помине, где-то тоже при деле.
  Во дворе одного дома сидел на скамейке дедушка, спросили его где бы хлеба раздобыть, на что он нам выдал внука в провожатые на пекарню. Пекариха за какие-то смешные деньги продала нам 2 буханки.
  На центральной чтоли площади стоит некий монумент ВОВ, рядом строится деревянная церковь, не маленький клуб и магазин. Из магазина вышла продавщица, стала было закрывать, но для нас вернулась за прилавок. Набрали кой чего на перекус, чтоб не терять время на готовку (вода уже должна вот-вот повернуть на большую) и поехали дальше, за поселок. В первой же рыбацкой избе и перекусили.
  От избы шла дорога в няшу и тропинка лесом. Поехали по тропинке, довольно споро подскочили к замытому и брошенному на пляже военному Кразу, зафоткали. Дальше гоним, от избы до избы. Костя с Женей чуть отстали.
  Тропка вывела к жилой избе на краю мыса, прямо под горой. На улице женщина с ребенком чем-то занятые.Завидев меня на встречу  вышел сам хозяин. Спросил куда еду и покачав головой сказал:
- Опоздал ты, часа на два. Вода прибывает, а вот за этим мысом сразу начинаются камни на 3 с половиной километра.
Сзади подъехали ребята.
- А, вас что трое? Ну, тогда успеете, тем более на таких мотоциклах. Зайдите в избу, рыбки поедите. Красная, не селедка какая-нибудь. Другой мы тут не едим.
Поблагодарили, но отказались, сославшись на прилив.
- Да успеете, такой компанией. Впрочем – дело ваше.
Мы скатились на берег, завернули за мыс и в нерешительности остановились. Слева берег превратился в отвесную гору, с этажей 15, справа море, которое прибывало и к тому же штормило, и полоска в метров 8 суши из неподъемных валунов, наваленных друг на друга, с нечастыми островками песка. Тронулись. По началу на этих островках устраивали передышки, потом перележки, чтоб дать сердцу встать на место.
  Судя по карте все 3,5км мыс поворачивал на лево, закрываясь горой и не давая нам подглядеть что же там дальше, а дальше становилось только хуже: берег сужался, а булыганы увеличивались в размерах, при этом  становясь заросшими водорослями. В полную воду берега здесь видимо нет совсем.
  В край у нас конечно была альпинистская снаряга, и мы могли бы моты просто подвесить, чтоб переждать прилив, на горе. По этому мы продолжали двигаться.
  По одному мотоциклу, со страховкой, предварительно наметив тропу на метров 30 перетаскиваемся.
Завернув очередной раз нашему взору предстала небольшая полка в горе, на ней стояла малюсенькая избушка, где мы могли бы поместиться все с палатками и мотиками. Все, хватит искушать судьбу, однако эти 200метров до нее мы добирались целый час. На Дигре еще отогнулась ловушка и собралась цепь. Когда дошла очередь последнего мота – он уже ехал сплошь по воде, омываемый нарастающими волнами.
  Разобрав завал из бревен мы втащились на эту полочку и упали без сил. Отдышавшись и употребив по горсти аскорбинок, взялись наводить быт. Костерок, горячий кофе и мы опять как огурчики. Поставили палатки. Костик предложил подняться на гору, поглядеть что там дальше нас ждет.
  Вершина горы, поросшая мхом и грибами, открыла нам такой вид, что мы долго не могли себя заставить спуститься назад! Убедившись что от сюда тоже не понятно когда эти камни кончатся, мы наломали грибов и стояли глядя на море как истуканы. Белые буруны волн увеличивались, вся полоса прибоя была сплошной пеной.
Ветер усиливался, сзади надвигались две грозовые тучи, которые нас прогнали таки вниз.
   Мы спрятались в избушке, а тучи обойдя нас сомкнулись и грянуло светопреставление! Небеса разверзлись, гром, молнии, удары волн – все разом! Бедный домик сотрясался  стенами и земляным полом, от разгула двух стихий – небесной и морской, которые мерялись силами, а нас угораздило оказаться в самой пучине событий!
  Через час гроза ушла бомбить Кольский, дождь ослаб, а позже и вовсе прекратился. Шторм тоже стал стихать. Нам показали кто тут хозяин и хватит.
  Позже варили грибы, гуляли по отливу, намечая дорогу на утро, ехать по ночному отливу было не безопасно, да и бессмысленно. Потом просто сидели у костра, попивая чай за разговорами, дождались закат и разбрелись спать.


Утром снова не скорые сборы – море только начинало отходить. Собрались. Стали ждать пока берег будет хотя бы метра два шириной, прогулялись пешком, поразобрали завалы из бревен.
Через полтора часа спустились на каменный берег и опять, по еще сырым валунам поехали.
Через час с небольшим, после очередного мыса и нескольких наших падений, камни стали исчезать, а появился песочный пляж. Берег снова превратился в дюну. Речки из-за отхода моря, обмелели. Мы разогнались, останавливаясь лишь у какой-нибудь избушки или живописного местечка подождать Женю. Та статично выжимала из Дигры 18км/ч.на первой передаче, иногда правда включая и вторую.
  В очередном заливе песок был весь устлан выброшенными на берег ламинариями и прочими водорослями, напрочь его закрыв.
Из очередной рыбацкой избы нас остановили два мужичка -  хранители маяка и показали заход на берег.
- Дальше берегом камни, не проехать. Поезжайте по следам ГТСки, они выведут. Вояки два дня назад тут были, еще видно.
Поблагодарили, вкарабкались в берег и уже лесной дорожкой продолжили свой путь.
Метров через сто уткнулись в лужу, глубиной женщинам по пояс. Форсировали. Далее такие лужи были чаще чем сама дорога. Вода темная, потому без разведки не совались.
  Нам снова повезло: когда мы подъехали к реке Усть-Яреньга – море только еще повернуло на прилив. Река широким веером растекалась по пляжу глубиной в полколеса. По большой дуге переправились на другой берег. Женя чуток притопила Дигру, но мы быстро ее вытащили.
На берегу были люди. Двое с сеткой по обоим берегам, перегородив реку, спускались с ней к морю. Я тем временем разговаривал с третьим. Дядька ученый муж из Архангельска, изучает тут водные ресурсы и миграцию семги, а те двое ему помогают.
  Посетовал на глупость законов, от которых больше вреда, чем пользы.
- Загубили полуостров… Думают, что объявили его национальным парком и спасут теперь.
- Не знаю, но, по сравнению со средней полосой, где «национальное» на самом деле просто погребено, - здесь жизнь не просто теплится. Живут здесь.
- Что? Вы не понимаете! Поморы – вот оно, национальное достояние. Тех, кого вы видели – это дачники с Северодвинска и Архангельска. Поморов-то нет почти. Вот у вас впереди поселок будет, так в нем зимой всего одна семейная пара живет.
  Раньше, когда они треску, да семгу ловили – миллионеры были. На Жижгине (остров) тоннами ламинарии косили. Лес только на себе строительство рубили, а жили морем, да зверем.
Теперь на рыбу они, коренные жители –поморы – должны квоту у московского  Либермана или какого Шудашвили, купить, чтоб в своем же заливе снасть поставить!
   Медведи расплодились, как комары, а бить его нельзя – национальный парк! А медведь всю семгу в яреньге да золотице выпотрошил – отметаться ей не дал.
Тот же Жижгин теперь весь протух – пока косили ламинарии – рыба была в чистой воде, а теперь ушла.
-А что, косить некому стало?
  Дядька вздохнул и продолжил:
- Раньше за сезон косьбы можно было на почти всю зиму заработать, а сейчас… Да вот, считайте, какая теперь стала арифметика: из тонны получается сухой ламинарии 80кг. Скупщики ее принимают по 8.50 за кг, и в Архангельске продают полякам по28 долларов за тот же килограмм… Поморы плюнули и валят теперь лес, строят из него то, что закажут и отправляют на Соловки или еще куда.
  В той же Летней Золотице, московские строят «экологический дом отдыха», для иностранцев и наших толстосумов. В местном ТВ хвалились, что сразу 15 человек из поселка на работу взяли – это они так с безработицей борются.
  Национальный парк – это вся территория разом и главное-то – уклад коренных жителей в согласии с природой. Это же не леспромхоз, где только рубят, чем и живут. Полуостров полностью самодостаточен, на нем с древних времен народ жил и дальше станет, если с умом все.
  Да вы сами все увидите.

  Простились и расстались. Какое-то время ехали еще по отливу, потом по колее забрались на берег и уже по нему, штурмуя речки и лужи,разбирая завалы, через пару часов вкатились в залив перед Летним Наволоком.
  До полной воды оставлся, в лучшем случае, час. Погода снова испортилась. Поднялся ветер, небо налилось свинцовыми тучами – все это только усилило ощущение нереальности происходящего.
  В конце залива, на мысу,на песчанике, расположилась деревня. Слева кладбище людское,  справа –кораблей. Впереди домики, большей частью брошенные и уже заносимые песком. А перед и между этим – пустырь, по которому ветер гоняет пустые катушки от брезентовых рукавов. Рукава валяются тут же, на песке. Брошенная взлетка, с десятком ржавых цистерн вряд.
Спешились, посмотрели кораблики вблизи – зрелище удручающее. Поехали в деревню.
Во дворе того самого единственного жителя, что живет тут постоянно, были люди. Один из них в военной форме –инспектор по надзору за биоресурсами при ФСБ. Вот значит кто у нас семгу крышует.  Хозяин по рации запрашивал прогноз погоды на завтра, потом вышел к нам.
- Ого! На мотоциклах к нам еще не приезжали. Кстати ваши на каракатах тоже у нас стояли.
Понравилось слово «ваши».
Хозяева держат не большой магазинчик для тех, кто на лето приезжает. Отоварили нас кой какими продуктами.
Во дворе дизель-генератор военный, на всякий случай, хотя электричество в деревню протянуто от военной части, что в километре от деревни расположена.
Телеметрические станции, на которых служил мой друг, давно заброшены. Осталась лишь одна точка ПВО в лесу.
Поведали нам забавную историю с одним прибалтийским жителем, что остался тут у тетеньки после развала союза. Все мечтал утащить один из кораблей на металлолом к себе на родину. Жил бы себе и дальше, если б не взбрыкнуло тетеньке узаконить их сожительство в загсе.
Уехали вдвоем, а вернулась тетка одна. Забрали суженого под белы рученьки и выдворили из страны, как только паспорт увидели. Такая вот поучительная история.

 
Borodawwmc35
Гуру автомобилистов
Откуда: Вологда
День заваливался за вечер, небо набрякло, а ветер , на границе материка и моря , рвал тучи и распылял их в мелкий дождь. Мы двинулись дальше.За деревней, через километр, слева в лесу показалась воинская часть – точка ПВО.
  «Дубрава»на наносном холме крутилась, прощупывая небо. За лесом, навострили свои боеголовки, ракеты 200го комплекса на всякого НАТОвского супостата. Случись заваруха – они, пожалуй, единственные кто с этой стороны встанет на защиту отчизны.
Станции телеметрии, на которых служил мой друг, Илья Владимирович, на площади нескольких гектар в невообразимо-нереальных позах, чтоли ,задрав блестящие радары в небо и выставив нам на показ изеденые ржой бока кучами и навалом покрывали весь мыс . Смерть.. Кругом смерть… Говорить не хотелось, хотелось скорей покинуть это место.
Через еще километра три-четыре пришлось ставить лагерь. Море было в приливе, а объехать небольшое озерцо как-то по другому было уже и лень, и безсмысленно.
Мыс Баргулугский, что напротив острова Жидгин, примечателен тем, что в бухточку его заносит ламинарии и они гниют, издавая непристойные серо-водородные запахи. Ветрище в проливе сдувает всех кровососов к едрени-фени, что хорошо, и в этом же месте находится озерко с пресной водой.
  Запалили костерок, натянули тентик к тригапункту. Ветер тут же порвал стропы, пришлось тент перенести под берег. Ночью на Жижгине заработал маяк. Море отступило, мы С Костиком проверили путь на завтра, потом под тентом, глядя на мигающий маяк, сидели и пили чай.
Нужно было признать себе, что поход из предполагаемого рубилова превращался в нечто другое. Сказать, что мы такими дорогами не ездили – это смешно, ездили и много. Море – вот что всем рулило. На завтра отлив разрешал нам выступит не раньше чем пол-двенадцатого дня и мы сидели и смотрели на мигающий маяк, не боясь проспать подьем. Разбрелись по палаткам поздно. Ночью под тент приходил мишка, проверял съестное. Нас не тронул.

 
Borodawwmc35
Гуру автомобилистов
Откуда: Вологда
С вечера разлили бензин по бакам. В запасе осталась лишь одна пятилитровка, а мы не проехали и пол пути. Вынужденный крюк от Северодвинска, в 100 с лишним км. очень хорошо попортил нам жизнь.
  Правда единственный житель Летнего наволока обмолвился, что некая архангельская баржа «Алярия» будет такого-то числа и пойдет на Соловки из Летней Золотици.
Пока море отливало – мы обмозговывали и такой вариант, весьма заманчивый. Тем не менее решено было решать проблемы по мере поступления, а сейчас продолжать путь дальше.
  Тронулись, то по тропе, то спускались к морю и прыгали по камням.
  Корги преодолели без проблем, форсировали р. Кегу и выскочили на песчаный пляж, где очень часто стали попадаться свежие автомобильные следы.
В первой же рыбацкой избе был человек. Поговрили. Помор показал нам заход в берег, обозначенный двумя шестами. Едем дальше. В другой избушке, побеленной изнутри  и с полным набором скарба, пообедали. Да, с каждым километром присутствие жизнедеятельности человека все увеличивалось.
  Дорога с берега увела нас на долго в лес. Женя, на водоплавающей Дигре, набрала свои 18км/ч. и тут же ушла в отрыв. Теперь нам приходилось за ней гнаться. Дело в том, что лужи в колеях длились десятками метров и уходили за поворот. В темной болотной воде глубину не понять, а воздушник имеет право остыть и чихнуть, когда не надо.
  Снова выскочили на берег. В заливе стоят останки замытого очередного КРАЗа, но этому досталось больше. Он периодически уходит под воду. На блоке двигателя уже поселились приливные растения и моллюски, кузов штормами и льдами отделило от основания, кабины нет совсем.
  За очередным мысом, на против рыбацкой избы стоит корабль – та самая мишень, что оторвалась от буксира и была выброшена на мель. В избе дедулька с собакой. Вышел к нам. Давно на пенсии. В Золотицу ходит только бабку проведать, да в магазин, ну и пенсию получить.
-Привык к морю я. В деревне, сидя у окна, много не наживешь…Восьмой десяток уже. Спросят если, то скажите, что все со мной хорошо.
Что тут скажешь? Простились и по газам.
  Море давно уже приливало, но теперь мы ехали по накатанной дороге рядом с берегом. До Золотицы оставалось по расчетам 15-18км. Въезжать в поселок вечером не стали и посему нашли ровную полочку на берегу, с ручейком и поставили лагерь.
  Сегодня мы ехали по западной стороне полуострова, солнце описывало большой круг и должно было утонуть в море, но… тучи на горизонте не дали этого сделать. Погода была хорошая и закат, северный закат, так радовал глаз.
  Где-то в вдалеке, со стороны Соловков чапала посудина, тащила на буксире понтон в сторону Золотици. На встречу ей тоже что-то шло. Морское движение тут присутствовало.
  Мошка, почуяв вечер, вышла на тропу войны и  быстро загнала нас по палаткам. Какое-то время мы еще переговаривались. Завтра нужно было что-то решать.

 
Borodawwmc35
Гуру автомобилистов
Откуда: Вологда
Летняя Золотица (часть вторая)

С утра быстренько покрыв оставшиеся километры лесной, добротной дорогой мы въехали в Золотицу.
Поселок начался будкой диспетчера и взлеткой. Потом дизель-генератором. И наконец дорога вывела нас на центральную площадь, где и оборвалась. Путь преграждала довольно половодная река.
  Клуб (сюда видимо и приезжал на танцы Илья Владимирович в увольнение, где и девок зажимал), тарелка спутниковой антенны, узел связи и магазин. На стене магазина и дверях висели расписания движения морских посудин, что сюда заходят.
  Подошел местный мужичек пообщаться.
- В Пушлахту?Вот сюда, да. Можно повыше переехать – там помельче. А что, вы там тоже крест ставить будете?
Видимо наш бородатый вид в этих местах сходил за монашеский.
- Не, не собирались. А как там дорога?
- Не знаю, я тут недавно живу. Ездят как-то и берегом и лесом. Вдоль столбов связи.
  Мужичек помялся и добавил:
-Мне бы исповедоваться…Грешу…Пью…
Отпускать грехи в наши планы не входило, по сему в просьбе было отказано.
  Зашли в магазин. Выбор отменный, есть и хлеб. Костик очередной раз проклял те 20 банок тушенки, что везет с собой. Лучше было бы еще 20л бензина  захватить.
Продавщица как-то странно смотрела на нас, когда взвешивала колбасу, сыр и прочие скоромные продукты.
Все разъяснилось после моего вопроса.
-От сюда можно на чем-нибудь уйти на Соловки?
-А вы разве не с «Голгофы»?
-С какой «Голгофы»
-Фу ты,- облегченно выдохнула она – Да у нас монахи с Анзера кресты ставят поклонные. Вот один на площади вкопали, а второй на горе, в заливе сейчас ставят. Они на «Голгофе» вчера пришли, на катере, попроситесь к ним, должны взять. С Анзера на Соловки проще попасть.
  Услышанное стоило переварить. Таким маршрутом на мотах точно никто не ходил, к тому же побывать на Анзере…
  Поехали на причал. Там стоит та самая вчерашняя посудина, с понтоном. На горе монахи уже заворотили огромный крест. Мы только помогали завалить яму  камнями и выложить аккуратную горку у основания. Потом батюшка отслужил молебен, всех нас окропил святой водой и стал собираться назад.
На нашу просьбу ответили отказом, мотивируя, что у нас бзик, а у них задачи другие, правда для начала нас отослали к капитану, капитан к батюшке, батюшка к матушке, а матушка опять к капитану. Ясно, что никто не хотел брать на себя ответственность за нас.
  Монахов пригласила отобедать бригадирша поселка к себе домой. Те ушли, а на катере остался послушник. Он то и разъяснил нам в чем проблема.
- Мы же на рейде у Анзера стоим, там пристани  нет. Будь вы на великах или пешие – другое дело, а с мотоциклами будут одни проблемы. Те кто возят группы с Соловков заломят вам такую цену за перевозку, что не обрадуетесь. Вот монахи и не хотят вас с собой брать.
- Не могли сказать прямо?
На пристань подошел местный и поведал, что у бригадирши есть знакомый с Соловков и на днях он придет в Золотицу на барже «Даурии» за дровами и лесом.Может запросто увезти. Еще придет «Беломорье» и «Алярия» с Архангельска. Вот только в какие дни – это знает бригадирша. У нее есть космическая связь и рация.
Погнали к ней. У бригадирши были гости, из монахов осталась одна матушка, все уже были в подпитии и выходили грузиться в шишигу. Пока я вел переговоры, Костик договаривался с водилой, если что переправить нас на другой берег.
- Тут можно переехать, ваши, кстати на каракатах тут и проезжали.
  Бригадирша толком ничего не сказала, ответила лишь, что сейчас пятница и раньше понедельника никто сюда не придет. Еще сказала, что с утра выйдет по рации на связь, тогда и скажет что да как.
- Поживите здесь,- вставила матушка – Бывало в Золотицу приезжали на пару дней и оставались на всю жизнь, здесь так хорошо.
  Шишига увезла народ к причалу, оставив нас в раздумьях. В конце концов мы хотели подневаться пару дней на этой стороне полуострова. Вот и повод.
  Отъехали километров пять назад до речки, что впадала в море, тут же на ее берегу и расположились.
Погода наладилась, солнце показало удивительный закат. Ночью ходили смотреть на море и слушать прибой. Беспокоила лишь неопределенность. Решено было завтра, после сеанса связи, принимать решение: или мы уходим в Кемь через Соловки или продолжаем путь в сторону Пушлахты. На том и отбились

 
Borodawwmc35
Гуру автомобилистов
Откуда: Вологда
Скоро сказка сказывается, да не скоро дело делается. Сеанс связи проходил в 8.30. К этому времени я погнал в поселок. От нашей стоянки до него было почти пять км. Разгруженный Дюбель летел ракетой, по лесной дорожке, больше на заднем колесе или в воздухе. После стольких дней коматоза так приятно было отвалить на всю гашетку.
На дюне перед поселком взлетел и… чуть не разложился.
  В лоб мне заходил на посадку «Кукурузник»! На перерез ему неслась шишига, на пассажирском сиденье восседала бригадирша в трениках и под шафе. В кузове,  катаясь на ухабах от борта к борту, лежало тело и его чемоданы. Шишига встала прямо на взлетке. Самолетик чуть прокатившись по земле лихо развернулся и поехал к машине. Встав кабиной напротив кабины пилот и водила пожали друг другу руки через окна (ачуметь!!). Из фюзеляжа выла молодая семья с ребенком лет пяти, тут же были расцелованы, загрузились в кузов, следом полетели чемоданы и мешки с почтой. Из кузова в самолет закинули тело с вещами. Водила с пилотом опять пожали друг другу руки и самолет первым отвалил на взлетку. Коротко разбежался и улетел в Пушлахту.
  Я смотрел на все происходящее в неком шоке.
  Бригадирша, заметив меня, сказала, что на связь никто не выходил, а теперь у нее гости. В понедельник приезжайте в контору – будет все точно известно. На том и умчали.
Я какое-то время постоял, потом поехал на гору, где вчера ставили крест. Выровнял горку под основанием, потом сидел и смотрел в залив. Как странно… Нас угораздило въехать в тот момент, когда анзерские монахи его ставили, значит это было нужно. Теперь мы застряли в Золотице – значит и это нужно.
Через час, наверное, так и не приведя мозги в порядок, прикупив в магазине кофе и игральные карты, повернул в лагерь.
  Новости ребятам не понравились, но и не сильно их расстроили. Погода жаловала. Вид на мыс Большой Пертнаволок, обилие грибов, ягод. Морская и пресная вода, песчаный пляж и необыкновенное северное небо. Все это разом. Можно и еще денек полежать на солнышке. Доставала только мошка – грызла до опухоли. К комарам уже привыкли.
   Вечером играли в «джокер». Женечка, по началу, бессовестно мухлевала и будучи уличена в мошенничестве даже пыталась обижаться, но мы не  поддавались на женские уловки. В результате она проиграла.
  После заката опять ходили смотреть на море.

На следующий день от безделья поставили по отливу сетку. Наловили камбалы. Оставили еще на один прилив. Варили поморскую уху, снова играли в карты. Далеко за полночь, дождавшись отлива сетку сняли – хватит, все равно все не съесть.
 
Наступил понедельник. Я поехал в контору узнать что да как. Бригадирша как раз разговаривала с Соловками. Там была какая-то проблема, вроде как не того диаметра бревна заготовили для них.
-Завтра или послезавтра придет. «Даурия» на связь не выходила. Вот все, что знаю.
Матюгнувшись снова поехал к кресту. Что-то туда тянуло. Очень в красивом месте он стоял и вид от него завораживал.
Местные жители здоровались уже за руку. Мы были почти свои. Мимо один за другим проехали два «Минска», видимо по рыбацким избам. В реку из залива зашла моторка, на малом ходу обошла что-то и набрав ход ушла в верх. Трактор притащил пачку леса на причал. Пастух на лошади приехал верхом. Сбросил седло, запряг савраску в конные грабли и уехал, видимо сено ворошить. Золотица жила своей жизнью. Снова ни одного праздного. Ровные улочки, ровные заборы, крашеные наличники. Во дворе школы детская площадка с горками, причудливыми фигурами сказочных героев. Ничего не изгажено. Двери открытого(!) клуба и стены не расписаны матом – девственно чисты. Дизель тарахтит средь бела дня и дает напругу.
  Чтож, поехал с невеселыми новостями в лагерь.
  За чаем размышляли как поступить теперь.
В заливе, при  спокойном море и недалеко от нас играли киты- белухи. Крутились, показывая белые животы, потом выпрыгивали из воды. Пытались сосчитать – шесть или семь штук. Чудеса и только. Белухи играли в том самом месте, где вчера у нас стояла сетка. Слава Богу ее убрали. На нас они или не обращали внимания, а может и наоборот из любопытства и приплыли, но с отливом вместе ушли в море.
В небе над нами устроили драку чайки из-за наважины и уронили рыбу нам чуть ли не в котелок с чаем.
Вечером варили грибы, снова играли в «джокер».

С утра Костик поехал за новостями. В заливе опять играли киты.
Через пару часов вернулся и выпалил:
- Эта баржа (непечатные слова), не побоюсь этого слова (непечатные слова), ушла в Пушлахту за ламинариями. И к нам(непечатные слова) придет в среду или четверг.
«Беломорье», что  придет завтра и не заходя на Соловки уйдет в Архангельск, будет стоять на рейде (непечатные слова).
А «Даурия»(непечатные слова) выйдет из того же Архангельска лишь в пятницу, прочапает сюда два дня и тоже встанет на рейде.
А еще, Бригадирша, прихватив рацию и спутниковый телефон на моторке ушла вверх по реке за морошкой. В отпуске она с сегодня (непечатные слова).
  После таких новостей я просто уполз обратно в палатку и уснул.
  Проснулся часов в пять вечера от невозможной жары и духоты. Легкий ветерок дул с юго-запада, загоняя мошку в лес. Жара была под +30.  На костре кипел котелок. Налив себе кружку кофе я пошел гулять по берегу моря. Отлив только начинался. Зашел в воду – вода все +18, чуть посомневавшись зашел по грудь. Минут десять купался, потом лежал в прибое- волны катали меня по песку. Вот тебе и Белое море.
Пришли ребята, тоже забрались в воду. Оставив их я пошел вдоль берега в сторону мыса, попивая кофе. Солнце и далекие облака разукрасили небо, прибой ласкал ноги.
Осознание и понимание происходящего пронзила как молния!!! Боже ты мой! Чем мы вот теперь, в сию секунду занимаемся? Мы ждем баржу! В этом невообразимо-красивейшем месте, вместо того чтобы ЖИТЬ – мы как на вокзале ждем баржу!.. Да она придет, придет и мы покинем этот затерянный мирок. И что? Что нам останется в воспоминаниях? Тупое ожидание? Как же это глупо. А ведь баржа и правда придет через пару дней. Зачем она здесь? В душе стала появляться непонятная злость на себя и на то, что понял я это все лишь сейчас.
Подошли ребята. Запинаясь и путаясь в словах выложил им свои мысли.
-Да,- сказал Костик – через пару дней Золотица станет историей. Пошлите-ка за грибами. Надоели мне ваши маслята, я белых хочу.
Через 15 минут мы несли полный пакет белых грибов. Сзади шел Костик и ворчал, что это не сбор, а промысел. Ни какого спортивного интереса.
Вечером традиционно раскинули «джокер», мы с Женей продули. Потом долго сидели глядя на море. Солнце коснулось кромки моря и за считанные секунды в нем утонуло. Закат был бесподобен, как и разукрашенное небо. Ради этого стоило жить.
Ночью опять приходил мишка. С перепугу чуть не затоптал нас прямо в палатках. Ветер был с моря и он, видимо, не сразу нас учуял.

 
Borodawwmc35
Гуру автомобилистов
Откуда: Вологда
Вера.


   К утру ближе достали сны. Петя Мамонов, хотя правильней его отец Анатолий, как в кольце по кругу блажил: «…веры нет в душе… грехи жгут, прям всю душу сожгли…да ты не любишь меня, отец Иов… отцу небесному письмо послал…кого убоюся!... слава тебе Боже, слава тебе…».  От купания вчерашнего поднялась температура.
  Из сна  спас гудок теплохода. Я вылез из палатки – на часах было 6.10 утра, а на рейде, в бухте,  стоял «Беломорье» - истинно такой морской теплоход, снежно-белый. Гудок подал видимо уже к отплытию.
  Дождавшись утра я прыгнул на Дюбелька и уехал к кресту.
У креста сидел дядька, что помогал монахам  его ставить. Курил.
- Ясно теперь кто перекладывает камни,- усмехнувшись сказал он.
Я молчал.
_ За 35 лет совсем помором стал. Служил тут. Дети разъехались, а я здесь, с бабой… Хреновый крест – рассохнется. Вон уже трещины пошли. Без мозгов резали.
Помолчав добавил:
_ И чего его тут бросили?...
- Много взяли?,- вдруг не думая ляпнул я.
- Лесом брали.
«Значится за не бесплатно. И то правда для «Голгофы» нужна соляра, а Божьим людям пища».
Дядька ушел к причалу перекладывать бревна.

В душе опять был вегнигрет. Башка болела. Я сел и прислонился к основанию креста, глядя в залив. В дали был виден Анзер, куда ушла «Голгофа» с монахами.  За ним и Соловки, где я бывал каждый год, только в этот раз, глядя на все с берега  Летней Золотицы, мои прошлые походы принимали совсем другой оттенок.

  Пока я предавался монументальным мыслям – Костик сходил вверх по нашей речке, обнаружил там озеро и предположил, что тут должна водиться семга – пора ставить сеть.
  Женя тем временем, прогуливаясь по берегу, принесла охапку маслят.
  Неет! Сюда толпой нельзя. Очень круто приехать на японском мотоцикле туда, где тысячами лет живут люди. Чувствуешь себя героем, пару минут, пока не понимаешь, что люди, что населяют полуостров, свершают такие подвиги по нескольку раз в неделю.  Когда сваливается спесь – остаются гложущие тебя мысли. Потом стыд. Потом, как у Тарковского, «…что-то с совестью…»

Вечером снова карточный «джокер» у костра, потом закат… С континета наваливался циклон, но море, как и во все дни, в Золотице его урезонивало и к утру тучи отступали.
   Солнце снова шикарно плюхнулось в море, утонув за секунды, но раскрашенные спирали циклона, по всему небу, долго светились оранжевым, затем раздавленной сливой и наконец две слабые зори встретились где-то за рыбацкой избушкой, обозначив новый день.

 
Borodawwmc35
Гуру автомобилистов
Откуда: Вологда
Пока ехал к конторе, двое уже сказали, что идет баржа с Соловков за лесом. В конторе тетки подтвердили – в часа два дня ждите.
В лагере ребята уже был в курсе – парни на тракторе специально заезжали предупредить. Вот и все…
За эти дни я сумел наездить почти 100км, посему остатки бензина, из последней канистры, влил своему Дюбелю  в бак. Потом сворачивали лагерь, прибирались молча и основательно, увязали моты.
  За чаем, как-то неожиданно заметили баржу, что вдоль берега шла в устье. Значит пора.
  Капитан без лишних вопросов согласился нас забросить, только предупредил, что уходит он завтра, по большой воде. В полдень нужно загрузиться и в два часа дня тронемся. Судьба давала нам еще одни сутки. Вернулись. Мы с Костиком перегородили таки сеткой речку, в надежде споймать семгу. Потом всей компанией пошли к морю загорать, купаться. Я собирал диковинные камни на память. Позже, вечером, обсуждали планы на жизнь.
Сошлись на том, что вернемся сюда. Пройдем полуостров полностью, но с учетом того что узнали, с совершенно другой экипировкой и…. Той же компанией.
Предстоящая встреча с Соловками даже не выкладывалась на повестку дня.  Удивительный факт, но за все время мы не то чтобы НЕ поругались, мы даже голос друг на друга не повысили. Если говорить про себя, то из моих друзей только TNK могла бы добавиться к нам, при всем уважении ко всем остальным.
Время. Луна. Человеческое уважение. И именно в таком порядке.

  Утром сняли сетку, высвободив из нее одинокую камбалу на волю. Семга, если водилась, наверное вдоволь над нами посмеялась.
В 12 часов мы уже грузились в баржу. Дюбелей распихали по краям бортов, в дровах. Дигру привязали на корму. Баржа развернулась и капитан стал ждать полной воды, чтоб выйти в залив. Мы снова пошли к кресту, посидели. Над головой пролетел Кукурузник, через минуту шишига уже везла корреспонденцию в мешках. Зашли и мы на почту узнать на всякий случай местный точный адрес.
Почтальонки сортировали…письма… Настоящие, пузатые и много. В Золотице до сих пор пишут письма руками и ждут их по месяцу. Тут нет Интернета, нет сотовой связи. Есть лишь тарелка телекома, но с него можно позвонить лишь на стационарный телефон.
На причале взвыл ревун, мы поспешили на борт. На встречу шла Женщина в легком платье и в шляпке – она часто прогуливалась с детьми мимо нашей стоянки. От ветра она придерживала шляпку, ступая по песку, на фоне искрящего от солнца моря (почему-то мне очень это запомнилось)
- Уплываете?
- Да, до свидания.
- Удачи и вам. Надеюсь отдохнули?
- Спасибо. Очень.
И все.
Капитан вывел баржу в залив и под прикрытием берега пошел зигзагом в море.
А вот и «Экологический дом отдыха» - из таких же карандашей, что и отель на Соловках. Красиво, не поспоришь.
Через час ходу берег превратился в полоску с ярко выраженной желтой, песочной полосой нашего залива.  Вот по чему, наверное ее назвали Золотицей. А справа вырос Анзер, с белеющим на верху храмом.
Два раза мимо, качаясь как большой поплавок, проплывал котик, чайки – вечные спутники судов.
Потом прошли мимо Муксалмы. Четко выдавалась дамба, с тремя арками, хоть и проходили мы в далеке.
С этой стороны мы еще на Соловки не заходили, поэтому глядели во все глаза.
После того, как на горизонте появился Большой Заяцкий, а потом открылась Бухта Благополучия – море наполнилось всевозможными лодками, суденышками, парусниками, катерами…
На якоре стояла двухмачтовая яхта, на встречу пронесся на глиссере катер МЧС. Справа слева на лодках сидят и ловят селедку. Все берега и островок перед монастырем облеплены палатками. Да… Зашли как через задний ход. Тихо, тихо и бац! Свадьба!
Николаевская пристань закрыта на ремонт и мы причалили в средний, не в грузовой.
На причале стояла деваська, такая… реальная подруга морского волка. Мы пришвартовались. Капитан подошел к ней. Подруга поведала,что заждалась и баня натоплена. Кэб наш звонко так и привычно чтоли зарядил ей шлепка по ягодице, нечто шепнул на ушко. Девица зардела и вожделенно удалилась, со словами, мол не задерживайся.
  Мы выгрузились, поблагодарили и тронулись в сторону магазина.
Была суббота и Соловки напоминали восточный базар. Народу!!!Тут бойко продавали все, вплоть до места под палатку. Велосипедисты!! Как комары на полуострове – снуют кругом – неразьехаться.
Прямо возле магазина Костик встретил знакомого. Все, кончилась автономка, с ума сойдешь через метр со всеми здороваться.
Ночевать поехали на Муксалму. По дальше от надоедливых менял. Вечером сидели у костра. Зазнакомились с соседями художниками. Раскинули джокер на сон грядущий и отошли ко сну.

Встали рано. Нам нужно было договориться с кем-то, чтоб нас отвезли на материк и по острову прокатиться, коль мы тут на эндурах оказались.
На причале, не безызвестный «Василий Косяков» заверил, что не вопрос, заберем и мы успокоены тронулись по накатанной схеме глядеть достопримечательности.
В Филипповских садках, пока ребята на них смотрели, я разговорился с батюшкой из Москвы.
- Это вы от куда тут на мотоциклах-то?
- С полуострова Онежского вчера пришли.
- А это где?
Объяснил и немножко рассказа о нашем путешествии. Подошли Костя с Женей.
- Молодцы. У меня в приходе тоже байкеры есть, классные парни. У вас в Вологде Макс тоже молодец, делает вещи.
Минуту я обдумывал от куда он знает нашего чокнутого эндуриста, пока он не упомянул и отца Георгия.
Как в том анекдоте я почувствовал смешанное чувство, когда сообразил, что он имел в виду нашего Максимилиана архиепископа вологодского и великоустюгского. Вроде сначала  улыбнуло, но за своего архиепископа стало обидно. Решил распрощаться со святым отцом, пока АлексийII не стал Леха-брат. (прости Господи).
  -Смотрите какое чистое лицо,- глядя на Женю в подшлемнике сказал он на прощанье,- как у монашки, вот бы нам таких в приход.
Женя, пробормотав что-то типа «луче вы к нам», запулила бычек стречком, сплюнула, напялила шлем и крутнув Дигру вокруг ноги укатила на дорогу.
Пожелав друг другу ангела хранителя расстались.
Дальше Ботанический, потом Гора Секирная – на ней долго стояли.
Поехали по кольцу дальше. В Саватьевский скит. Тут случилась метаморфоза. Мало кто из туристов проходит дальше Секирки, поэтому дальше мы оказались одни, в смысле из чужих.
Божьи люди в подрясниках и с бородами во всю убирали сено с лугов. Сам скит уже с новыми окнами, покрытый свежей оцинковкой. Прочищенный канал, под вековыми кедрами заросли малины. И тишина как в Золотице. Наверное час там простояли, потом замкнули таки круг. Малость сбились с пути, чуть в Реболду не уехали. Постояли на прозрачном озере, перекусили. Ладно, надо еще в монастырь зайти, да и на причал собираться.
  На территории монастыря, прям внутри , стоял джип. Естественно с московскими номерами и подозреваю не одним нам мозолил глаза.
Паломницы в длинных юбках и платочках, паломники без головных уборов – все по уставу. И сквозь них, как сквозь атрибут достопримечательностей, плевав на каноны, ходили иностранцы кто в чем. С фотоаппаратами.
  На причале было нечто настораживающее. До отплытия был еще час, а народ все прибывал и прибывал.
Как в фильме «Бег» мы со своими мотами продирались сквозь толпу, а толпа и не собиралась расступаться.
Опускаю подробности, но «Косяков» как и прошлый год, традиционно оставил нас на берегу и еще одного дядьку – у него не хватило 50р на билет. Пока мы прикидывали как теперь быть – пароход быстро отчалил.
Вот зараза! Из-за полтинника старого оставил на острове, а у него поезд ведь. Не успел сообразить, дал бы ему этот злосчастный полтинник, а теперь поздно… Пожелали большому кораблю большую торпеду и поехали  к доске объявлений.
  Соловки как-то сразу опустели и расправились. Как будто стряхнули с плеч тяжелую обузу.
В объявлениях нашли, что в Кемь утром пойдет ГРУМАНТ. Позвонили капитану, ответил, что в 4 утра подъезжайте. Честно говоря я не очень-то и расстроился, потому как год назад, когда эта калоша ушла раньше положенного, мы с комфортом пришли в Кемь на другом катере и при этом зашли на Кузова. Значит что-то мы еще не посмотрели.
Поехали ночевать на прозрачное озеро. Заготовили костер. Потом поменяли обратно длинные звезды, потому как теперь будет асфальт. Я еще и колодки заменил.
Наступила ночь. Костик вспомнил про сигнальные огни от медведей, что мы не использовали. Решили один зажечь.
Гладь озера озарилась красным светом, высветив лодку и в ней ставящих сети трех мужиков.
Мужички тут же подплыли к нам.
- Привет, пустите на костерок?
- Да ради Бога!
- А вы от куда?
Стандартные вопросы и такие же ответы. Однако мужички эти были довольно не простые. Они родились и все детство провели на Острове. Матери их работали учителями. А потом один из них женился на сестре другого. И теперь они приезжают вместе порыбачить.
Манера излагать и вообще. То, что происходило у костра и наши диалоги потянули б на хороший Тургеневский рассказ. Как все нормальные рыбаки – наши тоже привирали, но не сильно и были в подпитии и рыбу нам предлагали.
- Уу, я рыбак заядлый. На Соловках озер как дней в году и в каждом своя рыба и в свое время клюет. А батя мой всегда по рыбе узнавал.  Вот, говорит, это на щучьем  ты окуней ловил. Я еще удивлялся тогда – как это он узнает? А он по цвету. Вот в этом озере светлый окунь. А глубина здесь 40 метров.
- Да врешь! Нет сорока!
- Ты не знаешь, а я знаю. Сорок тут метров. А в мае мы ходим на блесну ловить треску. На дамбу на Муксалме. И причем клюет она только когда вода из дамы вытекает. Я еще удивлялся тогда. Как это она узнает куда вода вытекает? Не знаю. Вот и пацаны местные тоже ловят до сих пор. Селедку ту с причала на самоловы.
  Разговор от рыбалки как-то перешел на семейные. Разговорчивый наш рыбак водил баркас, а друг его уже женился на его сестре.
- И вот пошли мы с нам, да еще люди были на Анзер, за морошкой. А волна была, а Колька пьяный. Как был в домашних тапках так и в баркас полез. И на волне то возьми да и выпади нахрен за борт! Мы ему пока круг, да сами в разворот, а он там как поплавок нырнет-вынырнет. Ну выловили его, а он там все с себя в воде поснимал. В одних трусах, трезвый и в тапках домашних. Я еще удивился тогда. Как это он в тапках-то умудрился остаться? Не знаю. Нашли ему старый бушлат. Вот он в нем и с голыми ногами по Анзеру и бегал.
С такими компаньонами ни о каком сне и речи быть не могло. В 3 часа ночи мы простились и поехали на причал. Теплая и темная августовская ночь. Сложно передать что у каждого в тот момент было на душе.
На причале стали искать наш катер. Оказалось, что это маленький прогулочный катерок. Опять закрались сомнения.
Капитан выбрался наружу:
- Ну, где ваши велосипеды?
- Командир… У нас мотоциклы.
- Не, вы тут мне всю палубу загадите, не повезу.
- Да у нас же японцы. Из них масло не течет.
- А сколько хоть весят?
- 140 кг.
После этого Кэб смягчился:
- Бараний вес, в принципе-то… Пошли посмотрим.
- Давай на палубу валим друг на друга.
Сложив таким образов из мотоциклов и шмоток импровизированный сенгвич, мы вышли в море.
Ночь отступала и появилась слабая зорька, ровно над монастырем. На море был полный штиль. Вода как зеркало. Катер на малом ходу выходил в море. Я смотрел сквозь волну кильватера на монастырь.
- Ох сейчас будет что-то,- негромко и как-то взволновано произнес Костик. Не успел я переспросить, как случилось то, ради чего в этот раз мы не попали на «Косякова».

Солнце, которое еще было за горизонтом, как щупальца уже выпустило свои первые лучи и они полоснули вверх. В доли секунды небо взорвалось оранжевым, утренним светом! Волной от Соловков, над нашими головами умчалось в сторону Кеми! Все только распахнули глаза и молчали. На секунду такой же волной небо потухло (перегибаясь через тучу лучи на миг в ней застряли). А дальше… Дальше яркая полоса солнца показалась над островом, медленно выбралось на волю, как из норы и закатилось! Именно закатилось как шар на Секирную гору, украсив ее своим нимбом. Показалось, что от яркого света даже блеснули линзы маяка!

Я ушел в каюту, позже зашли ребята.  Закрыл глаза, пытался ни очем не думать, лишь запомнить увиденное. Этот джип с иностранцами в монастыре, странный батюшка теперь казались таким не существенным, проходящим и ничего не значащим. Ибо все это смоется вот таким вот солнечным восходом.

Прибыли в Кемь. Выгрузились. Ехать сразу не спав ночь не рискнули. Поехали в родной поморский домик Эдика. Подремав до часов трех стали собираться  в путь. Эдика так и не видели.

В 22.30 мы уже сидели в водах Онежского озера, на длинном пляже, смывали пыль дорог. Потом все трое торжественно зажгли оставшиеся сигнальные огни, прокричали ура и легли спать, а утром разъехались…
На этом и закончился наш удивительный поход.

                                                                                              Борода

 
Borodawwmc35
Гуру автомобилистов
Откуда: Вологда
вельск у Длинного
Онежский п-ов 2007 (испытание временем)

 
Borodawwmc35
Гуру автомобилистов
Откуда: Вологда
надуваем канистры по бензик
Онежский п-ов 2007 (испытание временем)

 
Borodawwmc35
Гуру автомобилистов
Откуда: Вологда
севеодвинск
Онежский п-ов 2007 (испытание временем)

 
Borodawwmc35
Гуру автомобилистов
Откуда: Вологда
луда
Онежский п-ов 2007 (испытание временем)

 
Borodawwmc35
Гуру автомобилистов
Откуда: Вологда
мертвый баркас
Онежский п-ов 2007 (испытание временем)

 
Borodawwmc35
Гуру автомобилистов
Откуда: Вологда
ждем паром
Онежский п-ов 2007 (испытание временем)

 
Borodawwmc35
Гуру автомобилистов
Откуда: Вологда
по унской губе
Онежский п-ов 2007 (испытание временем)

 
Borodawwmc35
Гуру автомобилистов
Откуда: Вологда
капитан
Онежский п-ов 2007 (испытание временем)

 
Borodawwmc35
Гуру автомобилистов
Откуда: Вологда
заячий мыс.
Онежский п-ов 2007 (испытание временем)

 
Borodawwmc35
Гуру автомобилистов
Откуда: Вологда
комары
Онежский п-ов 2007 (испытание временем)

 
Borodawwmc35
Гуру автомобилистов
Откуда: Вологда
первая ночевка
Онежский п-ов 2007 (испытание временем)

 
Borodawwmc35
Гуру автомобилистов
Откуда: Вологда
беломорские дюны
Онежский п-ов 2007 (испытание временем)

 
kreks
Мастер вождения
Откуда: Вологда
ТС: Боевой прыгающий СЛОН
мда, есть о чем выпить...)

 
BackOut
Пора Лечиться
Откуда: Местный
ТС: TLC 100, TLC 40, УАЗ ТD27Т
Так и захотелось ломануть

 
Расскажите друзьям:

Страница 1 из 1

0 чел. читают эту тему (гостей: 0, пользователей: 0)

Реклама на Vologda4x4

Отдел колонтитула

Реклама на сайте